НАРОДНАЯ МУЗЫКА, музыкальный фольклор (англ. folk music; нем. Volksmusik, Volkskunst; франц. folklore musical) — вокальное (преимущественно песенное), инструментальное, вокально-инструментальное и музыкально-танцевальное творчество народа (от первобытных охотников, рыболовов, скотоводов-кочевников, пастухов и земледельцев до сельского и городского населения, воинской и студенческой среды и т. п. настоящего времени).
   Народная музыка — неотъемлемая часть народного художественного творчества (фольклора), существующего, как правило, в устной (бесписьменной) форме и передаваемого лишь исполнительскими традициями.
   Традиционность — определяющий признак Народной музыки как музыки устной традиции. Художественные традиции ранних обществ и формаций исключительно устойчивы и на много веков определяют специфику фольклора.
   Из различных форм и типов первобытных обрядовых действ, игр и др. сформировались и развились самостоятельные жанры музыкального искусства — песенные, инструментальные, танцевальные — с их последующей интеграцией в синтетические виды творчества.
   При разделении труда возникли профессии исполнителей Народной музыки.
   При исследовании дописьменного периода Народной музыки пользуются сохранившимися археологическими находками, непосредственно данными устной музыкальной традиции, способной хранить в себе формы и формотворческие принципы тысячелетней давности.
   Конкретизация понятия Народная музыка возможна на основе её жанровой и региональной дифференциации.
   В типологии музыкальных культур различаются явления, общие почти для всех музыкальных культур, общие тому или иному региону, группе культур (ареальные особенности) и локальные (диалектные особенности).
   В совр. фольклористике нет единой точки зрения на региональную классификацию Народной музыки.
   Наиболее убедительна классификация, идущая от широких межэтнических регионов к внутриэтническим диалектам. Можно выделить 3 основных этапа в эволюции музыкального фольклора:
   1) древнейшая эпоха, верхняя историческая граница которой связывается со временем принятия той или иной гос. религии, сменившей языческие религии родоплеменных сообществ;
   2) средневековье, эпоха феодализма — время складывания народностей и расцвета т. н. классического фольклора, а также устного профессионализма;
   3) современная эпоха, связанная с переходом к промышленному производству, с ростом городской культуры.
   Эта периодизация не универсальна (например, арабской музыке неизвестно столь резкое различие крестьянской и городской традиций, как европейской).
   В европейской Народной музыке трём историческим периодам соответствует и жанрово-стилистическая её периодизация (например, древнейшие виды эпического и обрядового фольклора - в 1-м периоде, их развитие и расцвет лирических жанров - во 2-м, повышенная связь с письменной культурой, с популярными танцами и т. п. - в 3-м).
   Жанры Народной музыки складывались веками в зависимости от разнообразия социально-бытовых функций Народной музыки, связанных с экономико-географическими и социально-психологическими особенностями формирования этнической общности.
   Соответственно функциям Народной музыки сложились песенные циклы, отражающие основные этапы жизненного цикла отдельного человека (рождение, детство, свадьба, похороны) и трудового цикла коллектива (песни рабочие, обрядовые, праздничные).
   Основные виды Народной музыки: — песня, песенная импровизация (тип саамской йойки), песня без слов (например, еврейская), эпическое сказание, танцевальные мелодии, плясовые припевки (например, частушки), инструментальные пьесы и наигрыши.
   Обрядовый фольклор содержит древнейшие жанры народных песен. Функциональное значение этих песен обусловило устойчивость их музыкальной структуры.
   Специфический жанр Народной музыки - причитания (плачи).
   Существуют три их разновидности:
   две — обрядовые (свадебные и похоронные) и одна — необрядовая (т. н. бытовые, солдатские, по случаю болезни, разлуки и др. причитания). Их исполнению свойственны ненотируемое глиссандо, рубато, возгласы, говорок. Это - свободная импровизация на основе традиционных музыкально-стилевых стереотипов.
   Музыкальный эпос — большая и внутренне неоднородная область повествовательного фольклора; так, в русском фольклоре выделяются жанры былины, духовного стиха и т. п.
   В различных жанрах Народной музыки сложились разнообразные типы мелоса (от речитативного, например, в южнославянском эпосе, до богато орнаментированного, например, в лирической песне ближне- и средневосточных музыкальных культур), многоголосия (хоровая аккордика, грузинская кварто-секундовая и русская подголосочная полифония, литовская каноническая сутартине), ладозвукорядных систем (от примитивных малоступенных и узкообъёмных ладов до развитой диатоники "свободного мелодического строя"), ритмики (например, ритмоформулы, обобщившие ритмику трудовых и танцевальных движений), формы.
   Специфична роль в Народной музыке тембра и манеры звукоизвлечения. Тембр и артикуляция характеризуют национальную специфику музыкального интонирования, а внутри каждой этнической культуры они служат жанрово-дифференцирующим признаком и, отчасти, признаком диалектного членения.
   Характерна в этом отношении палитра южнорусских, в частности, курских народных мелодий. Самые многочисленные из них любовные, свадебные и семейно-бытовые.
   В любовных песнях курского края воспевается сильное, чистое и постоянное чувство счастливой и верной любви, а ещё чаще любви несчастной, которая вызывалась различными причинами: разлукой, изменой, желанием родителей выдать за "неровнюшку", за нелюбимого и т. д. Песни о несчастной любви носят элегический, грустный характер.
   К любовной лирике примыкают свадебные и семейные песни. Свадебные песни, которые исполняются в связи с венчальным обрядом, чрезвычайно разнообразны и богаты вариантами даже в пределах одного курского края, где существовало несколько разновидностей свадеб, хотя все они обладали общими чертами, присущими южному типу русской народной свадьбы.
   Играли свадьбу несколько дней (во многих курских районах, в частности, в Михайловском - три дня).
   Сама церемония состояла из последовательно сменяющихся циклов или частей: сватовство, сговор, девичник, поезд жениха, венчанье, "обливание" (игра у колодца — была распространена, например, в селах Петраковка и Генеральшино Дмитриевского района), пир и гулянье в доме жениха.
   Многочисленные свадебные песни приурочивались к определённым моментам обряда и служили его комментариями. Так, в момент сговора исполнялись одни песни, при снаряжении невесты - другие, во время "обливания" - третьи, при встрече невесты в доме жениха - четвертые и т. д.
   К любовным и семейно-бытовым примыкают бодрые и жизнерадостные хороводные, игровые и плясовые песни, в которых обычно воспевается молодость и красота девушки. Среди прочих курских народных песен много шуточных и сатирических.
   В этих насмешливых, задорных песнях чаще всего высмеивается ленивая, нерадивая, избалованная и гулящая жена, бесстыжая вдова, старый муж, лютая свекровь и т. п.
   Часть песен посвящена осмеянию монахов и монахинь, нарушающих запрет любви и обет безбрачия.
   Еще беспощаднее высмеиваются в песнях монахи-пьяницы.
   В Курской области до сих пор ещё продолжают бытовать солдатские, чумацкие и ямщицкие песни.
   Значение старинных крестьянских песен определяется не только их содержанием, но и высокой поэтичностью, музыкальностью.
   Следует отметить, что некоторые курские варианты общерусских песен стали хрестоматийными. Они включены в школьные и вузовские хрестоматии, а также в популярные сборники.
   Песни всегда сюжетны, причём фабула очень проста и жизненно правдива. Они богаты метафорическими образами, символами, сравнениями, разнообразными яркими эпитетами. Эмоциональность достигается частым употреблением уменьшительных и ласкательных форм: братец, сестрица, кукушечка, горюшко, солнышко, дубравушка, садик, реченька и т. п.
   Наконец, для лексики курских песен характерно наличие украинизмов, которые придают им особый колорит.
   Курские песни собирались и записывались столетиями. Они вошли даже в один из первых известных нам сборников народных песен — сборник В. Ф. Трутовского (1776-1795). Интересно, что песни, записанные в наши дни, имеют прямую связь с песнями из сборника Трутовского.
   Систематический сбор песенного материала начался в курском крае в 1860-х гг.
   Результатом этой работы явились статьи в известных этнографических журналах, рукописи, присылаемые исследователями народной культуры в Русское географическое общество (РГО) и хранящиеся в настоящее время в Ученом архиве РГО.
   Активными корреспондентами РГО по Курской губернии стали суджанский учитель А. Николаев, дворянин, помещик Р. А. Кудрявцев, священник А. Балычев и др.
   Выдающимся явлением во второй половине XIX в. в области собирательской работы явилась Н. С. Кохановская (Соханская). Она записывала песни от своей матери В. Г. Соханской и публиковала их со своими комментариями в солидном журнале "Русская беседа".
   Одновременно с Н. С. Кохановской в южных уездах Курщины занимался собирательской работой А. С. Машкин, который собрал большое количество текстов свадебных и хороводных песен, сказок, пословиц, загадок, прибауток и анекдотов, которые опубликованы в центральных и местных сборниках; авторские рукописные материалы хранятся ныне в архиве РГО.
   Значительно пополнили фольклорно-этнографические материалы по курскому краю Ф. Ильинский, преподаватель духовной семинарии, подробно записавший обрядовые песни Белгородского уезда, М. Попов, сделавший записи песен в с. Проточном Новооскольского уезда.
   Собирают песни, пословицы, загадки и публикуют заметки о них Ф. Солодовников, А. Мордвинов, филолог М. Н. Сперанский.
   Одним из энергичных собирателей народного песенного творчества начала XX в. стал филолог, член-корреспондент Императорской Академии наук М. Г. Халанский.
   В Щигровском уезде Курской губернии им записано свыше 460 текстов песен, представляющих большую ценность для фольклористов.
   Народные лирические и обрядовые песни из двух уездов Курской губернии - Рыльского и Тимского - вошли в сборник известного российского фольклориста и этнографа П. И. Шейна "Великорусы в своих песнях, обрядах, обычаях ..." (СПб., 1898, т. 1, вып.1; 1900, вып. 2).
   Академик А. И. Соболевский включил более 200 песен из Курской губернии в свой семитомный свод "Великорусские народные песни" (СПб., 1895-1902).
   Е. Д. Буромская опубликовала сборник свадебных песен и обычаев Рыльского и Льговского уездов Курской губернии (Харьков, 1916).
   В "Трудах Курской губернской ученой архивной комиссии" опубликованы статьи А. П. Горяиновой о песнях, собранных в селе Верхнем Реутце и прилегающих деревнях Обоянского уезда (1911).
   Я. Золотарёва о слободе Казацкой г. Курска, в которой автор приводит тексты традиционных песен и комментирует их (1912).
   Журнал "Известия Курского губернского общества краеведения" опубликовал материалы, С. Н. Ефременко о селе Лобановке и его традиционных песнях (1927, № 4), о слободе Ямской г. Курска (1928), В. И. Стрельского, собравшего большое количество песен, частушек, заговоров в д. Конево Курского уезда (1927, № 3) и др.
   Специальные музыковедческие экспедиции 1937, 1940 организованы профессором Московской гос. консерватории К. В. Квиткой.
   Сотрудники Московской гос. консерватории - Н. Я. Брюсова, В. М. Кривоносов, И. К. Зданович, Н. М. Владычина-Бачинская, Л. Н. Бачинский занимались комплексным изучением песен, музыки, народных инструментов сельского населения Курско-Белгородской зоны.
   Экспедицию по сбору фольклорного материала организовала также и кафедра русского языка и литературы Курского педагогического института.
   В течение лета 1940 г. членами экспедиции записано более 90 песен.
   Наиболее богатый материал привезён из Черемисиновского и Щигровского районов.
   Работа по сбору курских песен была продолжена в послевоенное время.
   В 1956-1957 экспедицией Московской консерватории в шести районах Курской области собрано более 150 таночных и карагодных песен.
   Экспедиции в курские села организованы также и Союзом советских композиторов.
   В 1957 г. вышел сборник проф. А. В. Рудневой "Народные песни Курской области", включивший песни, записанные в Обоянском, Дмитриевском, Тимском районах.
   Песни, собранные фольклористкой А. В. Рудневой, легли в основу известной теперь всему миру кантаты Г. В. Свиридова.
   В 1962 г. вышла в свет книга П. И. Бульбанюка и П. Ф. Лебедева "Курские народные песни" — результат многолетней кропотливой работы её авторов, записавших песни в 33-х районах Курской области. В книгу вошли более полутораста обрядовых, любовных и свадебных, семейных и бытовых, хороводных и плясовых, сатирических и шуточных, ямщицких и солдатских песен, исторических народных миниатюр, распеваемых в Курской области.
   П. И. Бульбанюк, доцент Курского гос. педагогического института, в течение многих лет занимался изучением фольклора курского края, координировал собирательскую работу корреспондентов Курщины, Орловщины, Белгородчины.
   П. Ф. Лебедев - энтузиаст-исследователь курского фольклора, учитель сельской школы, неутомимый собиратель частушек и прибауток (Сборник "Курские частушки", Курск, 1960).
   В 1975 г. в издательстве МГУ вышел сборник "Старинная севская свадьба", в котором опубликованы тексты песен, записанных от жителей с. Коробкино Дмитриевского района Курской области М. А. Шавшиной и З. П. Медведевой (всего 45 текстов).
   Пропаганду Народной музыки ведут народные хоры музучилища (руководитель Н. Гаврилова), областного научно-методического центра народного творчества под руководством С. Чаговца, фольклорные ансамбли "Тимоня", "Чебатуха" (Железногорск), а за обработку народной песни Курской области "Селезень" заслуженный работник культуры РСФСР Е. Легостаев на зональном республиканском конкурсе самодеятельных академических хоров признан лучшим аранжировщиком.

На главную страницу