МЕЩЕРСКИЙ, Прокопий (Прокофий) Васильевич [1746 - 18.II.(2.III).1818] — князь, генерал-лейтенант, гофмейстер, петербургский гражданский губернатор, поэт. Выходец из старинного княжеского рода (с XIII в.), все представители которого имели на Руси чины видных полковых и городовых воевод, с XVII в. — московских дворян, стряпчих и стольников.
   В Курской губернии Мещерский владел землями в Фатежском уезде.
   Службу начал при Петре III сержантом в полевых полках, затем вышел в отставку. Во времена царствования императрицы Екатерины II участвовал в Семилетней войне (1756-1763).
   С 1764 г. — в отставке.
   27 ноября 1769 г. в чине капитана вернулся на военную службу. Участвовал в Крымском походе 2-й армии; за сражение при Кагуле (1770) получил чин премьер-майора.
   В 1773 г. - подполковник Астраханского полка. Под командой А. В. Суворова брал Туртукай.
   В 1780-х гг. впал в немилость и покинул столицу. Обосновавшись в Курске, занялся литературной деятельностью.
   В 1790-х гг. Мещерский вновь на военной службе в армейских полках, размещенных в Западном крае, под начальством С. К. Вязмитинова, последние два с половиной года в Оренбургском драгунском полку.
   В 1796-1797 гг. живет в Москве, числясь сверх комплекта полковником при Киевском карабинерном полку.
   В 1796 г. по восшествии на престол императора Павла I им были написаны, «Ода его императорскому величеству Павлу I на победы во всевожделеннейший день его императорского величества» и «Ода императору Павлу I на начало XIX столетия», а также жалоба на обход его чинами. Оды император принял благосклонно. Мещерский получил чин генерал-майора и петербургский драгунский полк.
   С 1798 г. состоит в императорской свите, генерал-лейтенант, член Военной коллегии.
   С 7 марта по 1 июня 1800 г. — гражданский губернатор Санкт-Петербурга, одновременно шеф Петербургского драгунского полка. За определение без ведома Синода десяти семинаристов в солдаты его исключают со службы.
   В ноябре 1800 г., как свидетельствует ода Мещерского «на случай всемилостивейшего прощения отставных и исключенных», он попал под амнистию и в качестве гофмаршала надзирал над театральной дирекцией.
   В 1801 г. по вступлении на престол императора Александра I уволен со службы.
   В 1802 г. вернулся в Курск.
   Последние годы жизни Мещерский провел в Знаменском монастыре, где, хотя не принял постриг, ходил в рясе послушника, но с орденскою звездою на груди, и не будучи духовным лицом, произносил публично проповеди. Его «громы против слабостей человеческих» слышали братья К. А. и Н. А. Полевые. Поселившись в обители «единственно для духовного упражнения», он, несмотря на затруднительное материальное положение, нашёл средства на достройку одного из монастырских строений.
   О сложных отношениях Мещерского с губернским начальством дают представление направленные против губернатора П. И. Протасова и написанные по случаю проведенной в губернии в апреле 1806 г. сенатором А. Б. Куракиным ревизии "Стихи на прибытие в Курск А. Б. Куракина" (распространялись в рукописи).
   Умер в Курске. Похоронен на территории Знаменского монастыря. В годы Советской власти захоронение утрачено.

   Награды: два креста за участие в военных кампаниях.

   Мещерский был известным и талантливым актером-любителем екатерининского времени. Хорошо знал театры Вены, Парижа, Лондона. Участвовал в эрмитажных представлениях. Слыл противником классической декламационной школы И. А. Дмитревского.
   В 1780-е гг. его с женой приглашали играть в театре С. Г. Зорича в Шклове.
   В Курске Мещерский совместно с крепостными актерами участвовал на главных ролях в любительских спектаклях, устраиваемых своими друзьями.
   Летом 1810 г. в имении кн. Голицына его впервые увидел М. С. Щепкин, оставивший описание блестящей игры Мещерского в роли скупца Салидара из комедии А. П. Сумарокова «Приданое обманом».
   Общение с Мещерским оставило значительный след в умах и сердцах местных любителей театра и изящной словесности, о чем свидетельствовали в своих воспоминаниях М. С. Щепкин и К. А. Полевой. "...князь Прокофий Васильевич Мещерский, человек, по своему веку, весьма образованный. Он знал много языков и был еще художником: занимался живописью, скульптурою, резьбою, токарным и даже слесарным искусством; а впоследствии князь открыл столярню, и мебель, выходившая из его мастерской, отличалась своим изящным рисунком. Носился слух, что он первый начал употреблять тогда для мебели вместо красного и орехового дерева березовые выплавки». Библиотека Мещерского насчитывала тысячи книг, а картинная галерея — множество замечательных картин".
   Именно Мещерского считал своим непосредственным учителем сценического мастерства М. С. Щепкин: «Все, что я приобрел впоследствии, все, что из меня вышло, всем этим я обязан ему, потому что он первый показал мне, что искусство настолько высоко, насколько близко к природе. Этим не я один был должен князю Мещерскому, а весь театр русский».

   Соч: «Молитва от Истины к Богу, внегда скорбети ей», торжественные оды: на победы Суворова в Италии (1799), «на начало XIX столетия» (1800), «на случай освящения церкви в Михайловском замке» (1800). «Стихи <…> И. П. Кутайсову» (1799), «Преложение в стихах псальма Давыдова…» (1800), обращенное к П. X. Обольянинову.

   Ист.: Щепкин М. С. Записки крепостного актера. Л., 1928; Литературное наследие. М., 1933. Т. 9—10; Полевой К. А. Записки о жизни и сочинениях Н. А. Полевого. — В кн.: Николай Полевой. Л., 1934.;
   Степанов В. П. Мещерский Прокопий Васильевич//Словарь русских писателей XVIII века, вып. 2: (К –П). — СПб.:Наука, 1999.

На главную страницу